Автор: admin | 28.08.2014 | 1:13 | В рубриках Новости

ДВЕНАДЦАТЬ ДНЕЙ С МАСТЕРОМ

В развлечениях в Сочи, конечно, недостатка нет: от плотских до самых что ни на есть духовных. Вот в начале июня, как известно, проходит Кинотавр. К последним также с полной уверенностью можно отнести и персональную выставку живописца Игоря Венского, которая проходит в Зимнем театре с начала июня по середину июля. Некоторые подробности об этой выставке - здесь.

КТО

Игорь Венский - гражданин Мира. Жители многих разных городов считают его своим земляком. Краснодарцы по праву гордятся им, ростовчане возражают: “Нет, он - наш!”. И вот уже два года, как он по полному праву - коренной сочинец. В конце восьмидесятых художник жил в Сочи, в девяностые - в Европе, потом обосновался в Ростове. И все это время он занимался исключительно одной живописью, всегда. В отличие от переучившихся учителей географии или потерявших работу инженеров. Он - настоящий художник и по образованию, и по призванию, и по профессии. Это очень счастливое сочетание, редкий приятнейший случай, когда человек занимается именно тем, чему его учили, что он искренне любит, и - что у него получается. Однако всей правды про этого таинственного человека никто не знает, ну кроме, разве, КГБ, ЦРУ и МИ-6. И еще, я думаю, сигуранца была хорошо о нем осведомлена. Шутка.

В своем ремесле маэстро бескомпромиссен. Это завидное и очень достойное, но крайне неудобное качество. Выработать его конечно помогла сама жизнь: советская власть, про которую рассказывать тут мы не будем по понятным причинам, сумбур 90-х годов, бандитизм нулевых… Многие годы упорных тренировок. Неудобное, думаю - по коммерческим причинам, ведь художнику намного легче добиться признания, если он создает сладкие, вылизанные и всем понятные произведения. Нет, не таков маэстро Венский. У Сергея Михалкова, вдруг кто помнит - была замечательная басня Слон-живописец - про компромиссы в искусстве. Очень поучительная. И сегодня это прекрасное качество иногда служит живописцу и добрую службу: московское начальство частенько приглашает именно его, потому что знает: Венский создает ЖИВОПИСЬ.

ГДЕ

Так получилось, что Сочи не очень богат историческими памятниками. Тем интересней, что Игорь Венский сегодня квартирует в старинном купеческом особняке, занимая там, по сути, центральную залу, перегороженную  новыми хозяевами в двухкомнатную квартиру. Игорь был столь любезен, что пригласил меня погостить у него. Располагался я в творческой мастерской художника. Это большая светлая комната с эркером и огромным панорамным окном. Высокий пятиметровый потолок аккуратно выложен паркетной доской - такое чудо я видел впервые. Конечно, такой паркет очень неудобно натирать мастикой, но зато кроме мух по нему никто и не ходит. Большой трехэтажный дом сегодня разделен на квартиры и облеплен балкончиками, лесенками и голубятнями, которые конечно его совсем не украшают. Однако он по-прежнему хранит следы былого великолепия, его отовсюду видно, и с него, в свою очередь, открывается прекрасный вид на море. Однако особенно приятно, что все то время, пока я гостил, Игорь продолжал работать в своей мастерской, прямо у меня на глазах. Наблюдать за таинством создания картины, что называется, от белого холста - это особое эстетское наслаждение.

КАК

Итак я, в музейной зале, где за сто лет до меня пел великий Шаляпин, окруженный прекрасной живописью, вдыхаю аромат льняного масла и кедрового лака - запах детства. Дело в том, что мой папочка, дай ему Бог здоровья, в молодости писал маслом, и я помню своей детской памятью, как все это пахло. Волшебный мир иллюзий, глядящий на меня с полотен, оживает в утренних лучах. Открывая утром глаза, я вижу Игоря с палитрой, который проверяет дневной цвет на раннем солнышке. “Вот, специально для тебя лессирую темным”, - продолжает Игорь неоконченный вечером разговор. Дело в том, что я, отчасти по наивности, а отчасти в силу присущего мне нахальства, спорил с маэстро про открытые цвета в живописи, указывая на чистый белый на его работах.  “Ну он же держится?” “Ну да…” Сейчас я понимаю, что в этом заключается особый шик мастера, особый выпендреж специалиста высочайшего уровня: сделать гармонично таким способом, каким никто другой не сможет. И вот на утренних лучах, белильные участки картин вдруг покрывались тонким слоем времени, обретали объем и форму.

ЧТО

Чтобы не быть хозяевам в тягость, я вызвался помогать сооружать персональную выставку Игоря на Кинотавре. Думаю, что суеты и бестолочи от меня было гораздо больше, чем пользы, но зато таким методом я получал чудесную возможность общаться с маэстро, что называется, в режиме “нон-стоп”. А такая возможность выпадает на долю не всякого журналиста. Из чего состоял наш день - сейчас даже не могу вам сказать. Но он был весь  подчинен строгому распорядку и наполнен работой под завязку. Конечно несколько раз мы устраивали фотосессии во всяких экзотических местах: то - на крыше сочинского  небоскреба с красавицей-моделькой, то в колонной галерее Зимнего театра, иной раз - просто на берегу… Выходной в неделе был один, и его я проводил, по нескольку часов позируя художнику для портрета. Это была такая форма отдыха.

Пить кофе в сочинских армянских кофейнях - также было частью работы, точнее - частью распорядка дня. И если Игорь продавал какую-то очередную свою картину за миллион рублей - то он угощал чашечкой прекрасного кофе. К сожаленью, такое случалось не каждый день. Мы сидели в тени магнолий, таращились на море и беседовали. Это тоже, как я понял, необходимая часть работы. Мастеру нужно определить свое, так сказать, местоположение в окружающем мире, иначе он просто не в состоянии творить. Отправительных точек, реперов, относительно которых художник координирует себя - несколько. Это, во-первых - корифеи жанра, мастера прошлого и коллеги-современники, во-вторых - зритель, ну и в-третьих - конечно заказчик. И корабль художника должен постоянно маневрировать между этими скалами и не разбиться о них. Мы увлеченно обсуждали очень важных персон: например - обоих Микеланджелло, Федора Васильева и Саврасова, Серова и Перова, и конечно самого Илью Ефимовича. Великий Репин, раскрою секрет - кумир и идеал для художника Венского, тот подробно
в деталях изучает все, что касается его живописи. А также частенько поминали добрым словом современных художников, много спорили о Шилове и потешались над Сафроновым.

ПОЧЕМУ

“Скажите, Игорь, а почему вы решили обосноваться в Сочи?”, - задал я художнику вопрос. - В России много прекрасных городов, например Красноярск. Почему, допустим, не в Сыктывкаре?”

“Позвольте переадресовать ваш вопрос к президенту России”, - ответил Игорь.

Люди, сохранившие воспоминания о советском городе-курорте, сегодня просто ничего тут не узнают. Вообще ничего. Нетронутыми остались только знаменитый сочинский вокзал, построенный по сталинскому плану уже при Хрущеве, да еще - шпиль Морвокзала. Да, от Морвокзала остался один только шпиль, внутри здания разместились магазины с ненормальными семизначными ценами. Признаюсь честно, зайти туда я побоялся. А прекрасный вокзал в романском стиле - обнесли вокруг стеклянными терминалами для досмотра пассажиров.

На городском пейзаже, а вернее - над ним, возвышаются пустующие небоскребы по 20 и 30 этажей. И вокруг этих громад вьются по холмистой сочинской земле тоненькие старинные улочки, то взбираясь серпантином в гору, а то круто спускаясь к морю. Ходить по ним - особый аттракцион, поскольку из-за слепых поворотов то и дело выскакивают на ненормальной скорости дорогущие лимузины и всякие прочие гелендвагены. А ширина у дороги как была до революции 1917 года, так и осталась доныне. Ширина вполне достаточная, чтобы разойтись двум вьючным животным.

Однако если стереть случайные черты, город действительно очень красив.

“А где еще творить художнику, как не в такой красоте?”, - и возразить мне было нечего.

Свой отъезд я заранее не планировал. В одно прекрасное утро вдруг выяснилось, что обстоятельства вынуждают меня покинуть гостеприимный субтропический курорт. Узнав это, Игорь заметно расстроился. Я понимаю так, что с адекватными собеседниками в Сочи пока еще есть проблемы. Как бы то ни было, я очень хочу надеяться, что удовольствие от общения у нас было обоюдным.

Провожали меня большой компашкой: кроме Игоря были еще мои друзья - бывшие ростовчане. Сначала, как водится, встретились в большой армянской кофейне, где спешно пытались закончить все неоконченные ранее беседы и споры, составить какие-то планы. Уверяли друг друга, что разлука - ненадолго. Строили совместные творческие планы. Потом, взглянув на часы, побежали к вокзалу. Я заскочил в уже отправлявшийся поезд, а через минуту проводница принесла мне воздушный шарик, забытый мной в спешке на перроне… Ничего, Сочи, I`ll be back.

Искренне ваш, Миша ПАВЛОВ

Эта запись была опубликована 28.08.2014в 13:32. В рубриках: Новости. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты.

Комментарии закрыты.